Парадигма части VS Парадигма целого...

Перейти вниз

Парадигма части VS Парадигма целого...

Сообщение автор Владимир Рогожин в Вс Окт 06, 2013 1:42 am

В 2012 -2013 г. принял участия в 4-м и 5-м Международных конкурсах FQXi Essay. Тема четвертого конкурса: "Which of Our Basic Physical Assumptions Are Wrong?".
Первое место заняло эссе Robert Spekkens "The paradigm of kinematics and dynamics must yield to causal structure" http://www.fqxi.org/community/essay/winners/2012.1
Мое эссе «Парадигма Части  VS  Парадигма Целого...Абсолютная Порождающая Структура"., в котором я предлагаю новую концептуальную модель мира. Мое эссе по результатам рейтинга "Community" (взаимный рейтинг самих участников конкурса) заняло 176 место (тексты см. в моем блоге и на сайте FQXi
http://www.fqxi.org/community/forum/topic/1362
http://www.fqxi.org/community/forum/category/31418
У победителя главный концепт "Каузальная структура", у меня "Абсолютная порождающая структура". Оцените обоснование концептов физика и лирика и выводы авторов.
Вот мое эссе на русском языке.

Abstract
Для преодоления онтологической безосновности Знания и расширения его границ проводится сущностный анализ изменения взглядов на Пространство и Время за период с начала «второй архимедовой революции». На основе Метода онтологического конструирования, Супераксиомы и Суперпринципа строится синтетическая модель Триединого (абсолютного) 12-мерного Пространства – Времени, определяется сущность времени как память материальной структуры на определенном уровне ее целостного бытия.

1. О «переоценке ценностей», структуре Пространства и сущности Времени
Более четырех столетий назад усилиями Г.Галилея и И.Ньютона свершилась «вторая архимедова революция» в физике. Это было началом Великой войны «парадигмы части» с «парадигмой целого», которая продолжается и до настоящего времени. Но последние годы, когда сами исследователи стали говорить о «неприятностях в физике» [2], встал вопрос о необходимости преодоления такого противостояния. Как показывает история развития фундаментальной науки, необходимо взглянуть по углом зрения «парадигмы целого», прежде всего на категории «пространство» и «время». Т.е. провести своеобразную «переоценку ценностей», но при условии: добраться до самых удаленных смыслоразличимых глубин материи.
Необходимо еще раз провести углубленный сущностный анализ данных категорий и сделать попытку их предельного диалектического «расширения». Такое расширение и «схватывание» (понимание) нового образа пространства с онтологическим обоснованием даст нам выход на искомую структуру, новое понимание сущности времени. Опора только на эксперимент и формулы - «вырезки» из целостного бытия, не дают возможности «схватить» структуру, которую У.Эко назвал «отсутствующей»[3].
Итак, для критического анализа концепций пространства и времени вернемся к началу «второй архимедовой революции» - становлению физики Нового времени. Это было началом выдавливания взгляда на мир как на целое, иерархический гармоничный космос, время начала победоносного шествия в науке «парадигмы части». Революция проявилась как cвоеобразное «интеллектуальный мятеж» против сложности природы, ее иерархии – началась эпоха ее «покорения».
Отец-основатель эпохи Галилео Галилей первый наиболее системно подверг «ударам» мир иерархического, упорядоченного космоса Аристотеля. У Галилея исчезает пространство как нечто целостное, вечное, материально существующее. Происходит отрыв «материи» от «пространства». Из картины мира исчезает «абсолютный покой» и иерархия мира. Пространство по Галилею – замкнутое пустое вместилище мира, совокупность траекторий тел. Структура пространства определяется равномерными круговыми движениями[4]. Категория «пространство» математизируется, а сама математика («язык природы» - геометрия) деонтологизируется. Постепенно механицизм вытесняет образ мира как «живого космоса». Единый «Логос» распадается на «законы природы», начинается эпоха экспериментально-математического естествознания. С исчезновением мира как целого исчезает и «цель» в широком смысле. Но необходимо отметить, что для «схватывания» искомой структуры пространства чрезвычайна важна идея Галилея о «предельном переходе», представляющем собой, хотя и отдаленно, математизацию принципа «совпадении противоположностей» Н. Кузанского.
Атаку на мир как целое ведет и Декарт. Он «раскалывает» мир на две части: "Res cogitans" ("Вещь мыслящая") и "Res extensa" ("Вещь протяженная")[5]. Философия уходит в «понятие», естествознание – в геометрию и математические формулы - «вырезки» из целостного бытия. Но что важно, единство мира у Декарта, несмотря на его «раскол», продолжает осуществлять материя. Материя не отрывается от пространства, она есть само пространство - анизотропное и неоднородное. Вихри материи определяют криволинейный характер движения тел. Декарт отказывается от аристотелевского понятия абсолютного места, или абсолютного топоса, оно определяется только относительно - через положение тела относительно других тел. Т.е. место - понятие относительное. Декарт исключает из картины мира пустое пространство: космос Декарта беспределен. Но идею о множественности миров Декарт отвергает в силу непрерывности материи. Раскалывая мир на "res cogitans" и "res extensa", Декарт деонтологизирует время: время как длительность он относит к "Res extensa", а время как «модуль мышления» - "Res cogitans".
Завершает атаку на мир как целое Исаак Ньютон. Он предельно упрощает структуру пространства. Оно становится просто вместилищем мира, но Ньютон называет его при этом «абсолютное пространство»(«абсолютное»=безусловное): «Абсолютное пространство по самой своей сущности безотносительно к чему бы то ни было внешнему остается всегда одинаковым и неподвижным» [6]. Главные его признаки: неподвижность, однородность, пустотность, изотропность. «Абсолютное пространство» Ньютона - просто вместилище тел и независимая от них инерциальная система. Полностью деонтологизируется и время, оно «отрывается» от «пространства», но Ньютон его называет «абсолютным»: «Абсолютное, истинное, математическое время само по себе и по самой своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему, протекает равномерно и иначе называется длительностью» [6].
На знамени сторонников «парадигмы части» лозунг "Hypotheses non fingo". Главным методом стал бэконианский эмпирический стандарт «обоснования истины».
Но уже Лейбниц критикует «абсолютизацию» пространства по Ньютону, превратившему его в самостоятельную пустотную сущность. У Лейбница пространство - порядок сосуществования тел, а время – порядок отношения и последовательность событий. Для «схватывания» структуры пространства очень важен его «закон достаточного основания», которому, он придавал не только логический, но и онтологический смысл. Лейбниц возвращается к идее мира как целого, он вводит принцип несводимости органического к механическому[7]. Также отметим важность в понимании пространства принципа наименьшего действия, введенного Мопертюи и развитого Эйлером, Лагранжем , Гамильтоном.
Возвращение к взгляду на мир как на целое начинается в XIX-м веке, когда естествоиспытатели все более углубляются в сложность мира. К идеям философии обращался Эрстед, когда начались углубленные исследования природы электричества и магнетизма. Очень актуальна для естествоиспытателей была философия Шеллинга. Шеллинг развивает принципы диалектики природы как живого организма, возвращается к идее иерархичности мира («потенции»), характеризующегося полярностью, динамическим единством противоположностей, раскрывает идею абсолютного как тождества противоположностей конечного и бесконечного, реального и идеального[8]. Так как философия, по Шеллингу, постигает сущность диалектического начала природы, она может и имеет право конструировать развитие природы a priori. Такое конструирование проверяется данными внешнего опыта. Но опыт по Шеллингу выражает только случайное, а не внутренне необходимое. Отсюда возникает идея второго, более глубинного, онтологического стандарта обоснования знания и, онтологического конструирования моделей природы. Первая задача философии по Шеллингу состоит в конструировании материи, как пространственного феномена, исходя из самых глубинных сил природы. Шеллинг такое конструирование назвал общей дедукцией динамического процесса. Пространство по Шеллингу - форма вещей без связи. Время – манифестация единого в противоположность множеству вечного. Пространство и время суть два относительных, но не абсолютных отрицания друг друга[8].
Г.В.Ф.Гегель углубляет и конкретизирует диалектику пространства и времени. У Гегеля пространство – диалектическое единство дискретности и непрерывности. Пространство у Гегеля - “в себе дискретно»[9]. Пространство, вмещая «противоположности», дискретное и непрерывное, статичное образование. О времени Гегель делает важный вывод для понимания его природы, что “истиной пространства является время». По Гегелю «пространство становится временем... пространство переходит в него”[9].

Исследователи первой половины XIX века проблему структуры пространства и времени рассматривали прежде всего во взаимосвязи с понятием «действие» и его передачу на расстояние, а именно, «близкодействие» и «дальнодействие». Диалектика «близкодействия» и «дальнодействия» привела в дальнейшем к важному с точки зрения «парадигмы целого» понятию поля. В анализе фундамента физики, «схватывания» искомой структуры пространства и мира как целого, особенно важным является введенный Т.Юнгом «принцип суперпозиции» и введенное М.Фарадеем понятие «напряженность поля».
В XIX -м атаку на «пространство» повели и математики, поднимавшиеся на все более высокие «этажи» абстракции. Атака повелась по сути на «начало геометрии», эвклидово пространство стало «тесным». Но математики, как и физики, шли по пути деонтологизации математических абстракций. Разработанная Н.Лобачевским геометрия не включает в себя евклидову геометрию, геометрия Эвклида может быть из неё получена предельным переходом при стремлении кривизны пространства к нулю. Лобачевский тем самым актуализирует идею «предельного перехода». Идея «кривизны» пространства все более укрепляется в математике. Если геометрия Евклида реализуется на поверхностях с постоянной нулевой гауссовой кривизной, Лобачевского — с постоянной отрицательной, то следующая за ней геометрия Г. Римана реализуется на поверхностях с постоянной положительной гауссовой кривизной. У. Клиффорд в 1870 г. разрабатывает программу «пространственной теории материи», в основе которой частицы идентифицируются с областями пространства, где оно искривлено сильнее, чем в окрестности. Таким образом, готовится почва для кардинального пересмотра физиками «абсолютного пространства» Ньютона. Математика, оставаясь как и физика наукой онтологически не обоснованной, все более внедряется в физику. С открытием неевклидовых геометрий все более актуальным становился вопрос: какая геометрия реализуется в природе?
Великий шаг навстречу к «парадигме целого» в середине XIX -го столетия осуществляет Джемс К. Максвелл. Он производит «сжатие» и реструктуризацию знаний, выводит пространственно-временные законы электромагнитных явлений в виде системы векторных уравнений для электромагнитного поля. Осуществив синтез оптики и электричества, Максвелл создает электромагнитную теорию света. Он вводит фундаментальное понятие тока смещения. Особенно значима реонтологизация Максвеллом категории «вектор» (лат. Vector-«Несущий»). В физике начался второй этап Второй архимедовой революции. Наступала эпоха «электромагнитной» картины мира, все более настойчиво стал осуществляться план Максвелла: «Основное правило этого плана — упрямо не оставлять ничего неизученным. Ничто не должно быть «святой землёй», священной Незыблемой Правдой, позитивной или негативной» [10].
Следующие шаги от «парадигмы части» к «парадигме целого» были сделаны в начале XX-го века - сначала в специальной теория относительности А.Эйнштейна (СТО), когда он, как и Максвелл, «сжимает» и реструктурирует накопленную наукой информацию, вводит новые смысловые аттракторы, а затем - в его общей теории относительности (ОТО). В СТО пространство и время уже не рассматривается изолированно друг от друга. Все происходит во Вселенной в едином четырехмерном пространстве «событий»[11]. Это был еще один решительный шаг реонтологизации пространства и времени. После создания СТО и работ Г.Минковского получают дальнейшее развитие идеи «геометризации физики». В ней геометрия описывает не просто искривленное пространство, а искривленное динамическое пространство. Физика все более стала говорить на «языке геометрических представлений» [12]. Важное значение для Эйнштейна и обоснования ОТО имел «принцип Маха», который еще должен быть более глубоко проанализирован, ибо он подвигает современного исследователя к осмыслению мира как целого.
Развитие геометрических идей в физике пошло в основном по двум направлениям, одно из которых связано с непрерывными геометриями, другое – с прерывными геометриями. Первое направление предполагает многообразие метрических свойств пространства при сохранении топологических, второе предполагает, в том числе, многообразие топологических свойств[13].
Открытие Максом Планком элементарного кванта действия был третьим шагом на пути к идее целостности мира. Планк отнес к числу “непоколебленных” закон сохранения энергии, закон сохранения импульса, начала термодинамики, принцип наименьшего действия. К опровергнутым Планк отнес неизменность химических атомов, взаимную независимость пространства и времени, непрерывность всех динамических процессов. Квантовая механика формулируется как теория, описывающая эволюцию физических систем на фоне внешнего пространства-времени. В. Гейзенберг, заложивший основы матричной механики, ввел принцип неопределенности, приведший к отказу от понятия траектории, тем самым «неопределенная двоица» Пифагора приобрела свое физическое бытие на микроуровне[14]. Луи де Бройль выдвинул идеи корпускулярно-волнового дуализма и волновой механики. Э. Шредингер развивает эти идеи и вводит понятие волновой функции, описывавшей положение квантового объекта в пространстве и во времени. П.А.М.Дираком вводится понятие «вектор состояния» - математический объект, задание которого определяет состояние квантовомеханической системы и её эволюцию. Г.Вейль выдвигает калибровочную концепцию, развитую затем В.Паули, В.А.Фоком, П.А.М.Дираком.
Джон А. Уилер (John Archibald Wheeler), обобщив идеи Клиффорда и Эйнштейна, разрабатывает «геометродинамику», всеобъемлющую физическую теорию, основанную на геометрии пустого искривленного пространства-времени. В 1990 году Дж. А.Уилер высказал революционную идею в виде доктрины «Все из бита» («It from bit»), предполагающей, что всякая вещь и событие материального мира имеет в своей глубинной основе информационный источник. [15]. Таким образом, через «язык геометрических представлений» физика в своем конструировании мира постепенно возвращается к «первой сущности» – форме (Аристотель).
После разработки теорий относительности и развития квантовой теории «пространство» становится все более «тесным» - вводятся «скрытые», «свернутые» измерения, пространство «расслаивается» и вместо «точечных» вводятся «протяженные» объекты - «струны». Они вводятся чисто математически, без онтологического обоснования, при смысловой, сущностной незавершенности как «теории пространства», так «теории меры». В струнных теориях количество измерений пространства достигает одиннадцати. Несмотря на свою «неопределенность»[16], математика все более диктует физикам направления поиска теории или структуры, способной стать фундаментом физики и космологии.
Проведенный краткий анализ изменения взглядов на пространство и время с начала Второй архимедовой революции, дает достаточно информации для очередного ее сжатия, предельно широкого синтеза всех концепций, субстанциональных и реляционных, детерминизма и индетерминизма, конструирования онтологически обоснованной структуры, при помощи которой можно, наконец, поймать «Протея природы», узреть ее «скрытые состояния» и «скрытое время», а затем-распутать «сеть-детектор» (де-тектор, лат. «открыватель», «обнаруживатель») и выпустить на свободу Протея. Вспомним здесь наставление Фрэнсиса Бэкона: "Ведь для того, чтобы познать претерпевания и процессы материи, необходимо понимание в целом всего сущего - и того, что было, и того, что есть, и того, что будет, хотя бы знание это и не распространялось на отдельные частности" [17]. И в этой интеллектуальной «поимке» Протея помощником может быть только Эйдотея.

Суперпринцип

Незавершенность «онтологического переворота» Эйнштейна-Планка, современные «неприятности в физике», вызвали необходимость поиска новых основополагающих аксиом и некоего суперпринципа, способных стать смысловыми аттракторами для предельного сжатия и структурирования накопленной информации. Эти аксиомы (или супераксиома) и принципы (или суперпринцип) должны быть не только предельно расширенными, но и действительно «изначальными». Языком синтеза, сжатия и структурирования информации может быть только «язык геометрических представлений» вместе с фундаментальным смысловым аттрактором - Вектором, так как они с опорой на «Топос» и «Логос» могут вывести на глубинный целостный «Эйдос Мира». Именно «Эйдос» (образ), так как нельзя не согласиться с А Зенкиным, что «истина должна быть нарисована и представлена «неограниченному кругу» зрителей» [18].
У Н. Бурбаки есть фундаментальная идея «порождающих» («материнских») структур в математике[19]. Проблема конструирования «порождающей структуры» стоит и перед физикой [20]. В более широком смысле такое конструирование и есть попытка решить проблему обоснования знания, в том числе физического. Ее актуализировал Э.Гуссерль : «Лишь в той мере, в какой при идеализации учитывается аподиктически всеобщее содержание пространственно-временной сферы, инвариантное во всех мыслимых вариациях, может возникнуть идеальное образование, которое в любом будущем и для всех грядущих поколений будет понятно и в таком виде будет передаваемо традицией и воспроизводимо в идентичном межсубъектном смысле» [21].
Построение искомого «идеального образования» осуществляется на основе метода онтологического конструирования, в основе которого мета-математическая символизация картезианского умозаключения «Cogito, ergo sum» (в «формуле» Декарта заложена идея целостности и интенциональности, векторности сознания: Сознания-величина векторная) с опорой на древнюю идею триединства основы Мира и идею Э.Канта о понятийно-фигурном синтезе, истоки которой лежат в философии Платона и его «платоновых телах».
Б.В.Раушенбах отметил, что «триединость буквально пронизывает всю природу» [22]. Он выводит «математическую модель триединости» - вектор, имеющий начало в ортогональной системе декартовых координат. Но Б.В. Раушенбах, к сожалению, не связал математический «вектор» с фундаментальным понятиями физики - «состояние» и «вектор состояния», а в онтологическом, его предельном понимании, с абсолютными формами существования материи (абсолютными состояниями): покоем, становлением, движением.
Как известно, И.Ньютон в соответствии со своей теологической доктриной не принимал идею и логику троичности, а разрабатывал свой вариант метафизики и физики в обоснование своих унитаристских теологических взглядов. В итоге, он в основание физики положил только одну метафизическую ипостась – линейную. «Абсолютный покой материи» из картины мира был выброшен. Поэтому «абсолютное пространство» Ньютона - это только «вырезка» из искомого Абсолютного пространства, две других «ипостаси» - волновая и вихревая, проявились только в 19-20 веках, когда физика начала углубляться в материю.
Г.В.Ф.Гегель, разгадывая "шифр, фиксирующий измерения бытия целого", потерпел неудачу. Причина в том, что он, раскрывая загадку абсолютного способа существования, "вогнал" мир в абстрактное "понятие" и, в итоге не синтезировал его с "фигурой" в конкретном математическом образе, который бы и стал репрезентантом искомой порождающей структуры, в основе построения которой должно «лежать», как и утверждал Гегель, только одно «понятие». В итоге "Абсолютная идея", распятая на "треножнике" в виде "переходной триады",¬ так и не стала ключом к глубинной диалектике "бытия-ничто" как процесса и его меры.
Что это за единственное «понятие»? Это «понятие» - Логос Гераклита, основателя космической диалектики, или Закон Космоса, понимаемый как сосуществование и антагонизм «противоположностей».
Но почему же Логос так и не стал твердым и единым основанием? Дело в том, что философия в основном «вгоняла» Логос в «вербальное понятие», физика же «дробила» его на частные «законы природы» и «вгоняла» их в формулы. Но чтобы познать мир как целое необходима не «наука формул и формализаций», а «Наука Форм». Вот что говорил в своем учении о формах Ф.Бэкон «"За открытием форм следует истинное созерцание и свободное действие" … "Таким образом, исследование форм, которые (по смыслу и по их закону) вечны и неподвижны, составляет метафизику, а исследование действующего начала и материи, скрытого процесса и скрытого схематизма (все это касается обычного хода природы, и не основных и вечных законов) составляет физику". Наша задача-найти точку встречи метафизики и физики.
Для этого же надо дать Логосу-Закону его законное «место» или по Канту – определить «трансцендентальное место понятия». Но «определить трансцендентальное место понятия» и соблюсти «меру» - это ни что иное как «схватить» априорную структуру пространства, которая сможет непротиворечиво вместить в себя все его основополагающие концепции.

В Древнем Египте Закон обозначался в виде равностороннего треугольника вершиной направленной вверх. В основе его построения лежит движение мысли ("онтология ума") по прямой линии, волне и по кругу. В равносторонности глубинно заложена идея соразмерности или симметрии. По E.Вигнеру, принцип симметрии относится к «законам природы» так же, как «законы природы» относятся к явлениям, т.е. симметрия «управляет» «законами природы», а «законы природы» в свою очередь -явлениями [23].
Итак, необходимый и достаточный принцип для построения расширенной синтетической модели пространства, это Суперпринцип - триединство абсолютных форм существования материи (абсолютных состояний) или «ипостасей» – линейной (абсолютный покой), волновой (абсолютное становление) и вихревой (абсолютное движение) и Первопринцип, вытекающий из первого – принцип симметрии.

Супераксиома. Топология бытия

Наука – это прежде всего Логика. Но Логика сейчас, как и наука раздроблена. Для преодоления дробления Знания и Логоса (Закона), найдем точку расхождения научного знания (эмпирийного) и традиционного метафизического знания (эмпирейного). Эта «точка» - первое умозаключение Традиции или Супераксиома : «В Начале Был Логос …»…
Итак, мы имеем Суперпринцип и Супераксиому, «язык геометрических представлений», Метод онтологического конструирования и материю как триединство ее абсолютных форм существования (абсолютных, фундаментальных состояний). На этой основе строим модель Первопроцесса, которая и будут репрезентантом искомой структуры Пространства-Времени.
Платон определял треугольник («небесный треугольник») как «меру чувственных вещей». Для Аристотеля треугольник являлся «репрезентантом вещи вообще». Он по своей глубинной сути был схематическим воплощением его диалектики: «...есть нечто, что всегда движет движущееся, и первое движущее само неподвижно» [24] .
«Небесный треугольник» из трех векторов («Дельта») - схема умозаключения или элементарного акта мысли - Кванта Мыследействия (Квалитативный Квант, Квант-Прототектон, Первоматрица, Первоприращение). Это символ, первоматрица предельного поля абсолютных состояний материи: абсолютного покоя, абсолютного становления, абсолютного движения. Вершины «дельты» – это точки-места (гр .topoi) совпадения максимума и минимума абсолютных состояний материи: («фундаментальные экстремумы», «экзистенциал–экстремумы»), симметричные относительно порождающего Центра – Источника абсолютных состояний.
«Небесный треугольник» или Абсолютная трансцендентальная фигура, является одновременно эйдосом (предельный образ), гнозисом (сумма предельных переходов), мерой («качественное количество»), матрицей («рамка»-предел процесса), законом («фундаментальный цикл»). Он имеет три Абсолютных Инварианта.
Первый Абсолютный Инвариант - это Эйдос первой абсолютной формы существования материи, Пространства линейных состояний материи («непрерывное», «континуальное» поле), пространства чистой потенциальности («абсолютный покой», «инвариантный покой», «планкеонный эфир», «калибровочное поле», «парен»). Его объекты-репрезентанты: «декартов ящик», «абсолютное пространство Ньютона», «абсолютный калибровочный блок».
Второй Абсолютный Инвариант – Эйдос второй абсолютной формы существования материи, Пространства вихревых состояний материи («дискретное», «вихревое поле»), пространства Абсолютного Вихря. Объекты-репрезентанты - «сфера», «шар», «корпускула», «дине-атом», «дискретум-атом».
Третий Абсолютный Инвариант – Эйдос третьей абсолютной формы существования материи, Пространства волновых состояний материи («волновое поле»), пространство чистого становления, пространства Абсолютной Волны. Объекты-репрезентанты: «цилиндр», «тоннель», «волновод», «труба», «струна».
Каждый Абсолютный Инвариант имеет свое направление или внутренний путь «вещи-в-себе. Сгруппированные симметрично относительно центра-источника они устанавливают через Символ неслиянный, нераздельный, единосущный Триединый путь - как путь Абсолютного Эйдоса («Абсолютная идея») в его самодвижении или Супералгоритм.
Триединство абсолютных состояний материи - Абсолютная Порождающая Структура, или Онтологический Каркас Мира, «трансцендентальные скрепы» которого проявляются как «фундаментальные физические константы». Его «трансцендентальная схема» репрезентируется в виде «естественной» системы координат – декартовой прямоугольной («линейной»), цилиндрической («волновой») и сферической («вихревой»). Они онтологически равнозначны: неслиянны (у каждой свой «путь»), нераздельны (промысливая одну, мы «опираемся на две другие) и единосущны (по абсолютной Форме).
Три симметрично центрированных Первоэйдоса репрезентируются в простейшем геометрическом объекте - эннеаграмме. Эннеаграмма как базовый культурный символ является репрезентантом древнекитайской «магической матрицы Ло-Шу», «матрицы 3х3». Платон называл пространство не иначе, как «Место для всего рождающегося» – «Matrix».
Сущность времени есть память. В этом его онтологическая связь с пространством. Время есть единство многообразия в чистом наглядном представлении. Момент перехода на новый уровень Бытия, онтологическая структура которого тождественна предшествующему уровню, но отлична по объему памяти – есть время настоящее.
Время будущее есть память структуры на новом уровне Бытия, Время как Бремя должное и возможное, «цель». Отсюда-рождение «стрелы времени» и иерархии Мира. Таким образом, расширенное синтетическое Абсолютное(«Фундаментальное») Пространство - Время есть Триединое (Абсолютное) 12-мерное Пространство - Время. Пространство, в котором три линейных измерения (чистая потенциальность), три вихревых (чистая актуальность) и три волновых (чистое становление), плюс три временнЫх (структурная память по уровням бытия) – прошлое, настоящее и будущее. Абсолютная порождающая структура (Абсолютное,Фундаментальное поле) в виде Символа есть искомый онтологический образ Вселенной - «модель осознающей себя Вселенной», основание и конструкт Единого Знания.
Абсолютная Порождающая Структура творит «дом Бытия» – линейно-волно-вихревой язык, на котором Бытие и говорит с нами. Наша же задача – его понять. Важно при этом помнить «завет М.Планка» «Постоянная цельная картина мира представляет собой ту незыблемую цель, к которой стремится естествознание в ходе своего развития» [25].

ВЫВОДЫ
1. В фундаментальную физику необходимо ввести дополнительно Онтологический стандарт обоснования знания.
2. Геометрия – всего лишь «язык природы». Поэтому вместо «искривленного пространства» - «квази-искривленное».
3. Идея напряженности Абсолютного (триединого) поля по всем уровням бытия Целого – центральная при ранжировании взаимодействий.
4. «Теория Всего», включающая всю иерархию мира, может быть представлена только в векторном виде. Сознание («величина векторная») через Логос и Эйдос Целого необходимо должно войти в полную картину Мира: «Истинная физика та, которая когда-либо сумеет включить всестороннего человека в цельное представление о мире» [26].


Referenses

1. Brian Greene. The Elegant Universe: Superstrings, Hidden Dimensions, and the Quest for the Ultimate Theory", M.:URSS, 2004
2. Lee Smolin. The Trouble With Physics: The Rise of String Theory, the Fall of a Science, and What Comes Next . Houghton Mifflin Harcourt, 2007
3. Умберто Эко. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. — М.: Симпозиум, 2006
4. Галилео Галилей. Избранные труды в двух томах. — М.: Наука, 1964
5. Декарт Р. Сочинения в двух томах. — М.: Мысль, 1989
6. Исаак Ньютон. Математические начала натуральной философии. Перевод с латинского и примечания А. Н. Крылова. —М.: Наука, 1989
7. Лейбниц Г. В. Сочинения, в четырёх томах. Серия: Философское наследие. — М.: Мысль. 1983
8. Шеллинг. Сочинения в 2 томах. —М.: Мысль, 1987
9. Гегель. Наука логики: в 3 т. — М.: Мысль, 1970-1972
10. Дж. К. Максвелл. Статьи и речи. — М.: Наука, 1968
11. Эйнштейн А. Теория относительности. Избранные работы. — Ижевск: НИЦ, 2000
12. Налимов В.В. Осознающая себя Вселенная. Астрономия и современная картина мира. —М.:ИФРАН, 1996
13. Головко Н.В. Философские вопросы научных представлений о пространстве и времени. Концептуальное пространство-время и реальность. —Новосибирск.: НГУ. 2006
14. В. Гейзенберг. Физика и философия. Часть и целое. — М.: Наука, 1990
15. John A. Wheeler, 1990, "Information, physics, quantum: The search for links" in W. Zurek (ed.) Complexity, Entropy, and the Physics of Information. Redwood City, CA: Addison-Wesley.
16. Morris Kline, Mathematics: The Loss of Certainty, New York OXFORD UNIVERSITY PRESS, 1980
17. Фрэнсис Бэкон - Сочинения в 2-х томах. 2-е изд. // Философское наследие. — М:, Мысль, 1977-1978
18. Зенкин А.А. Научная контрреволюция в математике // НГ-Наука № 6(42), 2001.
19. Бурбаки Н. Архитектура математики // Бурбаки Н. Очерки по истории математики. — М.: ИЛ, 1963
20. Кулаков Ю.И. Теория физических структур. —Н-к.: ООО "Компания Юниверс Контракт", 2004
21. Гуссерль Э. Начало геометрии. Введение Жака Деррида. —М.: Ad Marginem, 1996.
22. Раушенбах Б.В. Логика троичности // Вопросы философии, № 3, 1993
23. Eugene P.Wigner. Simmetries and reflections. — М.: «Мир», 1971
24. Аристотель. Сочинения. В 4 т. Т. 1. М., 1975
25. Планк M. Единство физической картины мира. М.: 1966
26. Тейяр де Шарден П. Феномен человека: Сб. очерков и эссе: Пер. с фр. / П. Тейяр де Шарден / Сост. и предисл. В.Ю. Кузнецов. — М.: ООО «Изда¬тельство ACT», 2002

_________________
"Господи Боже,да какое мне дело до законов природы и арифметики, когда мне почему-нибудь эти законы и дважды два четыре не нравятся?" Ф.М.Достоевский. «Записки из подполья»
avatar
Владимир Рогожин

Сообщения : 23
АКТИВНОСТЬ : 2310
РЕПУТАЦИЯ : 0
Дата регистрации : 2011-12-03
Возраст : 71

http://elementy.ru/blogs/users/ideabank/

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения